Темпл Грандин: «Социальные проблемы: понимание эмоций и развитие талантов»

Источник: Indiana Institute on Disability and Community
Перевод: Фонд  «Выход»

temple_grandin_01

Я понятия не имела, что движения глаз имеют какое-то значение, пока не прочитала «Слепоту к разуму» Саймона Барона-Коэна. Я понятия не имела, что люди сообщают о своих эмоциях с помощью глаз. Я не знала, что люди получают друг от друга маленькие сигналы, передающие чувства. Я стала лучше в этом разбираться, когда прочитала «Ошибку Декарта» Антонио Дамасио. Из книги я узнала, что у большинства людей информация в памяти естественным образом соединятся с той или иной эмоцией. Мои эмоции могут быть очень сильными, когда я испытываю их, но информацию в памяти я могу просканировать произвольно и без эмоций. Это как поиск нужных веб-страниц в Интернете моего разума.

Я изучала социальные отношения исключительно с помощью интеллекта и моих способностей к визуализации. Все мои мысли — это изображения, вроде видеозаписей в моем воображении. Когда я сталкиваюсь с новой социальной ситуацией, то я могу просканировать мой внутренний банк данных в поиске похожей ситуации, а потом использовать ее в качестве модели поведения в новой ситуации. Моя база данных по социальным навыкам также полна новостными сообщениями о дипломатических отношениях между разными странами и архивами прежнего опыта. Я использую эти сценарии в качестве руководства в различных ситуациях. Я прокручиваю видеозаписи в своем воображении, чтобы предсказать, как может действовать другой человек. Все это происходит в моем зрительном разуме. Я испытываю огромные трудности в новых социальных ситуациях, если я не могу припомнить аналогичную ситуацию, чтобы использовать ее в качестве руководства.

Для меня не составляет труда выполнить простые тесты на «теорию психического» [способность понять, как другой человек будет воспринимать ту или иную ситуацию], потому что я просто зрительно представляю себе, что будет видеть другой человек. Например, если Джон видит, что Салли положила конфетку в кувшин, а Салли съела конфетку, когда Джон вышел из комнаты и положила в кувшин ручку, то я знаю, что Джон рассчитывает найти в кувшине конфетку, потому что он не видел, как ее заменили ручкой.

У меня возникают трудности только с задачами на теорию психического более высокого порядка, в которых двое или трое людей делают разные действия. Мне не хватает кратковременной памяти, чтобы запомнить такую последовательность действий. Данная проблема объясняется именно плохой кратковременной памятью. Трудности с кратковременной памятью нельзя путать с недостаточной «моделью психического». Я могу решить сложные тесты на модель психического, если мне разрешено записать последовательность событий.

С течением времени я накопила огромную библиотеку воспоминаний о моем прошлом опыте, телепередачах, фильмах и газетных статьях, которые избавляют меня от социальной неловкости, вызванной моим аутизмом. Я использую эту библиотеку для принятия осознанных и совершенно логических решений. По опыту я знаю, что некоторые виды поведения выводят других людей из себя. В детстве я тоже старалась принимать логические решения, но они часто оказывались неверными, потому что были основаны на недостаточных данных. Сегодня все совсем иначе, потому что в моей памяти накопилось гораздо больше информации. Используя свои способности к визуализации, я наблюдаю за собой со стороны. Я называю это моим маленьким уголком ученого, как будто я маленькая птичка, которая смотрит на мое собственное поведение с высоты. Другие люди с аутизмом сообщали об аналогичной идее. Доктор Аспергер отмечал, что аутичные дети постоянно занимаются самонаблюдением. Для них они сами являются интересным объектом.

Согласно Антонио Дамасио, люди, которые внезапно утрачивают свои эмоции из-за инсульта, часто начинают принимать катастрофичные финансовые и социальные решения. Эти пациенты думают совершенно нормально, они нормально отвечают, если спросить их о гипотетической социальной ситуации. Однако их результаты стремительно снижаются, если от них требуется быстрое принятие решений без эмоциональных подсказок. Вероятно, это как внезапно стать аутистом. Я могу справиться с теми ситуациями, в которых люди после инсульта терпят неудачу, потому что я изначально не полагалась на эмоциональные подсказки. В возрасту 51 года у меня есть надежный банк данных, но мне понадобились годы, чтобы составить свою библиотеку опыта и научиться адекватному ситуации поведению. До недавнего времени я не знала, что большинство людей очень сильно полагаются на эмоциональные подсказки.

В течение многих лет я механистически запоминала, как действовать в различных ситуациях. Я могу прокрутить диск с видеозаписями моей памяти и быстро принять решение. Это как поиск в Интернете моего разума. Делать это визуально, вероятно, проще, чем вербально.

Я стараюсь избегать социальных ситуаций, в которых я могу попасть в неприятности. Будучи ребенком, я была неспособна воспринимать социальные подсказки. Когда мои родители думали о разводе, моя сестра чувствовала напряжение в семье, но я ничего не чувствовала, так как все признаки были неявными. Мои родители никогда не устраивали скандалов в нашем присутствии. Сигналы об эмоциональном разладе между ними были болезненными для моей сестры, но я их просто не видела. Поскольку мои родители никогда не проявляли явной и прямолинейной злости друг на друга, то я не замечала напряжения в их отношениях.

Социальное взаимодействие еще больше осложняется физиологическими проблемами переключения внимания. Поскольку людям с аутизмом требуется больше времени, чем всем остальным, чтобы переключать внимание между слуховыми и зрительными стимулами, им очень сложно уследить за изменчивыми и многомерными ситуациями общения. Возможно, именно поэтому Джек, взрослый мужчина с аутизмом, написал: «Если я слишком много общаюсь с людьми, то я страдаю от нервозности и дискомфорта».

Видеозаписи могут быть очень хорошим инструментом для изучения социальных навыков. Я постепенно смогла улучшить мои навыки публичных выступлений, просматривая записи и узнавая о явных подсказках, например, что перелистывание бумаг может указывать на скуку. Это медленный процесс постепенного улучшения навыков. Никаких неожиданных прорывов вперед здесь не произойдет.

Понять, как общаться с другими людьми намного сложнее, чем решить инженерную проблему. Мне было относительно просто программировать мою зрительную память с помощью знаний о загонах для скота или дизайне. Не так давно я посетила лекцию социолога, которая упомянула, что люди не думают как компьютеры. Тем же вечером на вечеринке я сказала ученой и ее друзьям, что мои мыслительные процессы напоминают компьютер, и что я способна объяснить процесс своего мышления шаг за шагом. Я была шокирована, когда она сказала мне, что не может описать, как связаны ее мысли и эмоции. По ее словам, когда она думает о чем-то, то фактическая информация и эмоции соединены в неразрывное целое. Наконец, я поняла, почему люди так часто позволяют эмоциям исказить факты. Мой разум всегда может отделить одно от другого. Даже если я очень расстроена, я продолжаю анализировать факты снова и снова, пока я не приду к логическому выводу.

За последние годы я научилась быть более тактичной и дипломатичной. В своем бизнесе по фрилансовому дизайну оборудования для скота я научилась, что никогда нельзя идти через голову того, кто меня нанял, если я не получила разрешения от этого человека. Прошлый опыт позволил мне научиться избегать ситуаций, в которых меня могут эксплуатировать, и поддерживать чужую самооценку, которая может оказаться под угрозой. Для развития навыков дипломатии я читаю о сделках в бизнесе и международных переговорах в Wall Street Journal и других изданиях. Затем я использую их в качестве модели.

Я знаю, что многое упускаю в жизни, но у меня есть потрясающая карьера, на которую я в буквальном смысле трачу каждый свой час. Когда я занята, мне не приходится думать о том, что я упускаю.

Иногда родители или специалисты слишком много беспокоятся о социальной жизни взрослого человека с аутизмом. Мои социальные контакты связаны с работой. Если человек развивает свои таланты, то ему будет легко контактировать с людьми, разделяющими его интересы.

Развитие талантов

Трудно преувеличить важность развития таланта в таких областях как дизайн, коммерческое искусство, плотницкое дело, починка автомобилей или компьютерное программирование. Эти занятия могут привести к карьере, удовлетворяющей интеллектуальные запросы. Моя жизнь не имела бы смысла, если бы у меня не было интеллектуально значимой работы. Моя карьера — это моя жизнь. Иногда специалисты, работающие с людьми с аутизмом, слишком беспокоятся о социальной жизни, пренебрегая навыками для значимого трудоустройства.

Когда дети с высокофункциональным аутизмом или синдромом Аспергера переходят в 8-9 класс школы, то им необходимо найти преподавателей-наставников по развитию трудовых навыков, например, компьютерного программирования. В школе у меня был замечательный учитель по естествознанию, который научил меня пользоваться библиотекой научной литературы. Компьютеры — это прекрасная область, потому что в ней нормально быть «со странностями». Хорошего программиста ценят за рабочие, а не социальные навыки. Я знакома с несколькими очень успешными компьютерными программистами с аутизмом.

Для компенсации социальных проблем аутисты должны добиться таких результатов, чтобы их ценили только за прекрасную работу. Талант всегда в цене. Аутистам нужны наставники, которые работают программистами, художниками, чертежниками и так далее, и которые могут обучить их навыкам для той или иной карьеры. Меня часто спрашивают: «Где найти таких наставников?» Никогда не знаешь, когда и где ты встретишь наставника. Возможно, он стоит в одной с вами очереди в супермаркете. Одного из своих первых наставников в мясной индустрии я встретила, когда познакомилась на вечеринке с женой его агента по страхованию. Она заговорила со мной, потому что ее заинтересовала ручная вышивка на моей ковбойской рубашке. Я потратила несколько часов, чтобы вышить голову быка на своей рубашке. Опубликуйте объявление в бюллетене факультета компьютерных технологий местного колледжа. Если увидите человека с бейджиком компьютерной компании, то подойдите и продемонстрируйте работу, сделанную человеком с аутизмом.

Из-за социальных проблем люди аутизмом и синдромом Аспергера должны продавать свою работу, а не свою личность. Я демонстрирую портфолио изображений и чертежей всем потенциальным нанимателям. Я никогда не бываю в отделе кадров. Я иду прямиком к инженерам и спрашиваю, нужны ли им специалисты по дизайну.

Работа фрилансера замечательна и позволяет избежать многих социальных трудностей. Я могу разработать проект дизайна, а затем расстаться с данной компанией до появления проблем. Я знаю несколько грустных историй про то, как талантливого аутичного чертежника или техника повышали до должности менеджера. Это оказывалось катастрофой, которая заканчивалась тем, что человека увольняли, или он сам уходил. Работодатели должны осознавать ограничения сотрудника. Прекрасный чертежник, художник, техник или программист может потерять свою картеру, если перевести его в менеджеры. Лучше наградить их, увеличив оплату труда или купив новый компьютер, а не повышать в должности.

Грехи системы

Я разработала эту систему правил, которой руководствуюсь в общении и моем поведении.

Однозначно плохие поступки. Например, убийство, поджог, воровство, дача ложных показаний в суде, избиение или нанесение травм другому человеку. Во всех культурах есть запреты на однозначно плохие поступки, потому что ни одно цивилизованное общество не сможет функционировать, если люди будут грабить и убивать друг друга.

Правила вежливости. Например, нельзя проходить без очереди в кинотеатре или аэропорту, нужно прилично вести себя за столом, говорить «спасибо» и ходить в чистой одежде. Это важные правила, потому что если их соблюдать, то другим людям будет с вами комфортно. Мне не нравится, когда кто-то неприлично ведет себя за столом, так что я сама стараюсь соблюдать этикет. Меня раздражает, если кто-то влезает передо мной в очереди, так что я стараюсь сама так не поступать.

Противозаконно, но не плохо. Например, небольшое превышение скорости на шоссе или парковка в неположенном месте. Однако парковка в зоне для инвалидов гораздо хуже, так как это нарушение правил вежливости.

Грехи системы. Например, курение марихуаны, которое может привести к тюремному заключению на 10 лет, или последствия за нарушение сексуальных правил. Грехи системы означают, что социальные последствия за какое-то поведение слишком тяжелые или противоречат логике. Например, в некоторых случаях сексуальные нарушения могут привести к более тяжкому наказанию, чем убийство. Вообще, правила, связанные с сексуальным поведением, до такой степени основаны на эмоциях, что я даже не решаюсь обсуждать эти вопросы, дабы не совершить грех системы. Такой поступок в одном обществе может быть совершенно нормальным, в другом неприемлемым, в то время как первые три категории правил более-менее универсальны для всех культур.

Я научилась никогда не совершать грехов системы. Это одна из тех причин, по которым я выбрала жизнь в целибате. Позволяет избежать массы проблем. Людям с аутизмом и синдромом Аспергера приходится научиться, что некоторые виды поведения считаются неприемлемыми и точка. Совершение грехов системы на работе может привести к увольнению, как бы хорошо вы ни работали. Люди с аутизмом должны научиться не совершать грехов системы на работе, если она им дорога. Нарушение этих правил требует слишком сложного социального знания. Поэтому, например, никогда нельзя строить романтические отношения с коллегой прямо на работе. Если хотите ходить на свидания, то нужно заниматься этим во внерабочее время. Кстати, самые успешные браки среди людей с аутизмом, как правило, заключаются с партнерами, которые разделяют их рабочие интересы.

Заключение

Я делаю такой сильный акцент на трудоустройстве, потому что я часто встречаю очень умных людей с аутизмом и синдромом Аспергера без подходящей им работы. Профессия позволила мне обрести смысл жизни. Я — это то, что я делаю, а не то, что я чувствую.

В прошлом году библиотека моего университета оказалась затоплена и почти миллион книг утонули. Я плакала и плакала по этому поводу. Я горевала об утонувших книгах. Меня так сильно это расстроило, потому что мысли умерли. Никто больше не прочитает эти книги. Однако оказалось, что книги можно было спасти благодаря сушке замораживанием, но в то время я не знала, что это возможно. Для меня знания — это нечто ценное, и уничтожение знаний совершенно ужасно. Мне очень важно использовать мой интеллект для работы и для того, чтобы сделать этот мир лучше. Знания для меня важнее, чем эмоции.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s